Блоги

“Какая разница” зашла в тупик. Почему не работает новогодний миф Зеленского

0

В четверг Фонд “Демократические инициативы” имени Илька Кучерива и Киевский международный институт социологии обнародовали результаты своего исследования об отношении украинцев к запрету символов тоталитарного прошлого. По данным этого исследования, 44% украинцев отрицательно относятся к переименованию населенных пунктов и улиц, названных в честь коммунистических деятелей, 30% одобряют декоммунизацию, 20% — безразлично. Еще 34% опрошенных против запрета коммунистической символики, 32% за, 26% безразличны к этому.

34% опрошенных согласны с осуждением советского режима как тоталитарного, 31% — не согласны (почти поровну), 15% безразлично, 19% до сих пор не определились со своей позицией. Хотя процесс декоммунизации в стране идет уже шесть лет.

У респондентов также спрашивали об их отношении к признанию деятелей УНР борцами за независимость. Здесь 48%, почти половина, высказалась за, 17% против, 16% безразлично, и почти 20% не определились. Соответственно, среди тех, кто поддерживает запрет коммунистической символики, преобладают сторонники евроинтеграции, среди противников декоммунизации – сторонники Евразийского экономического союза или неприсоединения ни к одному из союзов.

В комментариях к новостям об обнародованном исследовании многие писали, что полученные результаты не имеют значения, поскольку декоммунизацию никто не будет ставить на паузу, тем более возвращать городам и улицам советские названия. Однако эти комментаторы не совсем правы. Во-первых, за год после смены власти в стране стало хорошо заметно, что процесс декоммунизации замедлился. Простой пример: уже больше года не решается вопрос о переименовании Кировоградской области, хотя еще в феврале 2019-го Конституционный суд признал такой акт соответствующим Основному Закону. На днях директор Института национальной памяти Антон Дробович еще раз напомнил: в этом вопросе мяч на стороне Верховной Рады. Но, как стало известно украинцам из #новогоднего поздравления президента Владимира Зеленского, нынешняя гуманитарная политика власти называется «какая разница».

Причем, как свидетельствует опрос «Деминициатив» и КМИС, количество приверженцев этой политики в стране колеблется в пределах 15-20%. У большинства же есть четкая позиция: либо поддержка украинских и европейских ценностей, либо «русского мира» и ностальгия за «совком». Проще говоря, миф о «какой разнице» в Украине не работает, страна остается идеологически расколотой и власти придется стать на чью-ту сторону.

Но есть и второй момент: опрос финансировался в рамках проекта МАТРА посольства Нидерландов. Казалось бы, зачем Нидерландам изучать отношение украинцев к декоммунизации? Ответ прост: если власти Украины настаивают на сближении нашего государства с Европейским Союзом, то Европе надо знать, насколько к такому сближению сами же власти подготавливают население. Не столько в экономическом плане, сколько в ценностном. И когда после шести лет декоммунизации 44% людей отрицательно относятся к этому процессу, и среди этих граждан до сих пор преобладает неприятие идеи европейской интеграции, значит, украинцы не готовы к сближению с ЕС. Ментально. А власти мало заботятся о том, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Вместо этого они предлагают обществу идеологический эрзац в виде безразличия к мировоззренческому и геополитическому выбору. Но в современном мире так не бывает.

Даже в благополучных и зажиточных странах ЕС бурлят идеологические страсти между левыми и правыми, еврооптимистами и евроскептиками. Хотя улицы там уже не переименовывают, потому что прошли этот процесс намного раньше – Германия осудила нацизм и пережила денацификацию после Второй мировой войны, страны Восточной Европы – в конце 80-х – вначале 90-х осуществили у себя декоммунизацию и люстрацию прислужников коммунистического режима. И только в Украине, где в четверг отмечали тридцатилетие со дня принятия Декларации о суверенитете, до сих пор чуть ли не половина населения мечтает снова оказаться в совке с его ГУЛАГом и прочими прелестями.

Сетевой Оракул