Блоги

Кому мешок на голову, кому — квартира в Ирпене. Какие судьбы уготованы коллаборантам из ОРДЛО

0

Пока одни предатели Украины ищут пути к бегству из оккупированного Донбасса, других находят в ОРДЛО в заброшенных местах с явными признаками предварительных экзекуций.

Унылая годовщина “Нормандии”

Всю уходящую неделю многие обсуждения в информпростанстве крутились вокруг одной даты – 9 декабря. Именно в тот день год назад состоялся в Париже саммит лидеров стран-участниц «нормандской четверки»: Украины, Германии, Франции и России. Впрочем, его унылая годовщина лишь констатировала тот факт, что никакого, по сути, серьезного сдвига на пути к какому-то завершению российско-украинской войны с тех пор так и не произошло. Да, интенсивность боевых действий на фронте действительно снизилось, но только с конца июля, когда начало действовать очередное перемирие, которое, как свидетельствуют регулярные отчеты ОБСЕ, российские оккупанты постоянно нарушают. А больше – ничего существенного.

Путин возлагает вину за это, само собой, на Киев, о чем не преминул поведать в последнем телефонном разговоре с немецким канцлером Ангелой Меркель. Киев, в свою очередь, переводит стрелки на Москву, вкладывая в уста главы украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Леонида Кравчука соответствующие месседжи. Например, последний давеча так и заявил: «Путин сказал Меркель, что Россия и далее будет работать в рамках формата. Но у них такая теория: одни говорят одно, другие другое, а третьи ничего не выполняют. Мы это видим на примере нормандской встречи 9 декабря: Украина выполнила почти все пункты, но со стороны России не было встречных шагов».

Одним словом, как выразился в отношении минского формата тот же Кравчук, «мы сделали все, исчерпали все возможности и видим тупик». Что же касается нормандского формата, то о новом саммите «четверки» в Берлине, который изначально планировался, напомним, на весну 2020-го, пока можно только мечтать. Или просто поговорить на эту тему политическим советникам лидеров стран-участниц, чье очередное рандеву якобы уже запланировано на вторую половину декабря, но без точной даты.

Однако подобные дипломатические встречи не способны сдвинуть с мертвой точки даже сугубо гуманитарные вопросы, включая тему обмена. Кстати, как сообщила на днях чрезвычайному и полномочному послу Великобритании в Украине Мелинде Симмонс украинский омбудсмен Людмила Денисова, в плену на временно оккупированных территориях Донбасса находится 241 гражданин Украины. И никто из них с почти стопроцентной вероятностью, к сожалению, не сможет отпраздновать Новый год и Рождество в кругу своей семьи.

В поисках путей к бегству

Тем временем актуальное поведение топ-коллаборантов стало сопровождаться откровенной суматохой. И если главарь российской оккупационной администрации в Донецке Пушилин пытается оставаться на публике в полном здравии и бодром расположении духа, даже демонстративно посещая во время коронавирусной пандемии местный рынок без маски для покупки себе сала, то его луганский «коллега» Пасечник, недавно переболевший COVID-19, в тайне усиленно оббивает московские пороги. По крайней мере, об этом пишут отдельные сепаратистские Telegram-каналы. «Дайте мне уйти», — якобы выпрашивает он у своих российских кураторов, на что те ему отвечают, что, нужно, мол, немного подождать.

Впрочем, не только Пасечник готовит себе запасные аэродромы, чтобы по-тихому «уйти на пенсию», навсегда исчезнув с людских глаз долой. Аналогичную проблему по-своему решают и некоторые «члены правительства ЛНР», как, например, тамошняя «глава минздрава» Пащенко. Узнавшее об этом луганское ватничество особенно разозлилось тому факту, что «министр» сплела себе гнездышко на всякий случай не где-нибудь, а в самом сердце ненавистной «хунты» — киевском пригороде Ирпене, в котором приобрела себе недвижимость. Причем обзавестись ирпенской квартирой Пащенко помогло успешное «освоение средств» из российского бюджета, которые выделялись на медицинские нужды для оккупированных районов Луганщины.

К тому же вовремя проведенная ею конвертация освоенных рублей в евро позволила обеспечить обучение дочери Пащенко, сменившей предусмотрительно фамилию, вдалеке от Луганска. Так, еще в 2014-м София Бука (теперь так величают дочь «министра лнр») сначала поступила в Киевский торгово-экономический университет, потом перебралась в польский Вроцлав в Университет экономики и, наконец, оказалась по самые уши в «ненавистной гейропе» — стала обучаться во французском государственном Университете Гренобль-Альпы (UGA), который уже закончила. Сейчас из-за пандемии коронавируса София не может разъезжать по парижам и якобы пока пребывает под материнским крылышком непосредственно в Луганске. Но никто не сомневается, что данное семейство сидит на чемоданах по принципу «как только – так и сразу».

С мешком на голове

Пока одни предатели Украины, как вышеупомянутые Пасечник и Пащенко, ищут пути к бегству из оккупированного Донбасса, других находят в ОРДЛО в заброшенных местах с явными признаками предварительных экзекуций. Последний раз подобный случай произошел в Донецке с бывшим «депутатом парламента ДНР» по фамилии Куц еще десять дней назад, а коллаборантские круги из-за этого знакового для них происшествия продолжало лихорадить всю минувшую неделю.

Итак, по версии самого Куца, 3 декабря среди бела дня в самом центре Донецка на улице Артема неизвестные оглушили его электрошокером, одели на голову мешок, связали пластиковой стяжкой руки и, погрузив в авто, отвезли то ли в какой-то гараж, то ли в подвал. Не снимая с Куца мешка и пластиковых наручников, с ним провели задушевную беседу, растянувшуюся этак часов на 17-18, о вреде подрывной деятельности. А все дело в том, что Куцу и его жене отказали в получении российского гражданства, но те подали в Ростове-на-Дону судебный иск о неправомерности такого отказа, мотивированного обвинениями в экстремизме (которые, подчеркнем, действительно справедливы, ввиду активного участия Куца в экстремистской деятельности во время «русской весны»-2014).

Поэтому неизвестные (скорее всего, чекисты), как умели, убеждали «депутата днр первого созыва» успокоится и расслабиться, а параллельно воздержаться от публичной критики оккупационных «властей» в злободневном вопросе задолженностей шахтерам по зарплатам в ОРДЛО. Причем поступили с Куцем достаточно гуманно – на следующее утро его выбросили возле 2-го Городского пруда, где он и был обнаружен живым и все с тем же мешком на голове. А могли бы, по обыкновенной здесь практике, попросту оставить Куца, у которого дома на стене висят портреты Сталина и Путина, гнить где-нибудь «на подвале». Как это происходит с сотнями проштрафившихся и никому не нужных российских ихтамнетов, заполонивших собой камеры местных СИЗО и лагерей.

Олег Полищук