Блоги

Лок, локдаун и лагеря. О чем Зеленский не расскажет в своих видосиках

0

Лок – который Джон и гений, а не тотальный и даун – среди прочего писал, что нет “ни одного морального правила, из-за которого человек не может справедливо требовать Разума.” Хотя в реалиях нынешней Украины это требование может показаться несколько завышенным – если вообще осуществимым.

В самом деле, можно ли требовать рациональности от президента, намеренно провоцирующего конфликт со СМИ, разрушающими идиллическую картинку его правления? Можно – даже если не сводить причины этих провокаций к пубертатной неспособности отличать критику от вражды, то логика вполне очевидна. Ведь деанонимизация источников, которой фактически пожелал президент, в политических темах по умолчанию сводит журналистику к некритичной трансляции исключительно официальных месседжей – отличная заявка на авторитаризм. И потом, если подобные “жіночкам” с лавочки из-под подъезда президентского детства СМИ не имеют ни понятия, ни представления о реальном положении дел – чем они лучше команды Зе, которую постоянно попрекают дилетантством?

И коль скоро все либо врут, либо некомпетентны, либо некомпетентны и врут, либо просто повторяют сказанное чиновными устами, то смиритесь с непознаваемостью бытия. Завязывайте с интерпретациями новостей, смотрите сериалы на 1+1 (очень жизненные фильмы, между прочим – “жіночки” с президентской лавочки не дадут соврать). Хавайте победные реляции и не мешайте рулить. В общем, не надо спорить, отключите диалоговый режим. Просто внемлите.

Это принцип единого… Нет, не окна – ведь количеством вещающих голов команда Зе далеко обогнала Лернейскую гидру, причем зачастую эти головы абсолютно, казалось бы, противоречат одна другой. Впрочем, это как раз совершенно неважно. Важно, чтобы в этой какофонии было слышно поменьше сторонних звуков. Так вот, это принцип единого дискурса. Он позволяет, не особо заморачиваясь целостностью информационной картинки, забивать эфир любыми, даже самыми противоречивыми сигналами (очень полезное свойство, мы к этому вернемся).

Яркий пример – нынешняя карантинная эпопея. 23 ноября Зеленский радуется, что карантин выходного дня сдерживает эпидемию, но уже через неделю Степанов сетует, что он не дал ожидаемого эффекта и потому продолжен не будет. 2 декабря Кабмин это подтверждает. Однако днем позже и через день тот же Степанов заявляет об эффективности weekend-карантина. Но учитывая непрозрачность статистики МОЗ и неоднократные поимки на манипуляциях с ней, следом за агентом Малдером можно констатировать, что “истина где-то там”. А пока Степанов с Зеленским могут ничтоже сумняшеся заявлять, что лекарств хватает, койко-мест – тоже, концентраторы и кислород в наличии, а волонтеры и всепропальщики безбожно врут.

Такая же история, судя по всему, разворачивается и с локдауном. То ли будет, то ли нет. То ли тупой, то ли интеллектуальный. В чем разница при гарантированно (Шмыгалем) работающем транспорте и открытом Буковеле при в лучшие времена пустующих, а сейчас и вовсе исключаемых из жизни музеях – вопрос не для средних умов.

То ли в декабре… Но народная конспирология безжалостно констатирует: если во дворце “Украина” 22 декабря дает концерт “Квартал-95”, то навряд. Что, собственно, и подтверждает президентский видосик.

То ли в первых числах января, что вроде бы указывает либо на то, что Степанов – латентный католик либо явный, гм, противник православия. Хотя, может еще обойдется – если паче чаяния сработает призыв Зеленского носить маски по-людски.

Впрочем, сам этот призыв, оформленный под сурдинку “народовластия”, — ничто иное как попытка уйти от ответственности. Мол, не виноваты власти, что им приходится рулить безалаберным народом, и так делают что могут. И раз уж в этой стране каждый – президент, то и министром здравоохранения, и эпидемиологом может быть каждый. Тем более что здесь не надо быть семи пядей во лбу – бери да имитируй иностранные практики. Немцы виджет ковид-контроля разрабатывают – и ты разрабатывай, турки по выходным карантинят – и ты карантинь. Британцы в локдаун уходят – и ты уходи. Европа культурные институции закрывает — и ты закрывай. Насколько элементы этих мер соответствуют нашим реалиям и возможностям – спрашивать не надо. Важно внешнее сходство, а не функциональное соответствие. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что карго-культ – один из краеугольных камней украинской управленческой системы. Вот только на нынешнем этапе для него характерна не так вызванная некомпетентностью искренняя вера, что раз в Европах сработало, то и у нас сработает, как уверенность, что пипл имитацию бурной деятельности все равно схавает. И игру в нее поддержит – просто в силу привычки не заморачиваться и саботировать. А если не схавает – без особого труда имитацию можно откатить до менее раздражающего уровня. Благо, среди разнонаправленных до хаотичности сигналов правящей команды легко отыщутся ситуативно приемлемые – вот и та самая польза.

Эту методу, пожалуй, стоит признать самым успешным ноу-хау администрации Зе. Но у нее есть целый каскад побочных эффектов, главный из которых здорово напоминает описанное Виктором Франклом в автобиографической книге “Человек в поисках настоящего смысла. Психолог в концлагере” – это осознание, что от тебя ничего не зависит и бессмысленность строительства планов.

Просто приведу несколько цитат. “Человек терял ощущение себя как субъекта не только потому, что полностью становился объектом произвола лагерной охраны, но и потому, что ощущал зависимость от чистых случайностей, становился игрушкой судьбы”. Заменим “произвол” “решениями”, а “лагерную охрану” – “Кабмином” – и вот вам оценка того, как проходит пандемию средний украинец.

“В состоянии такого психологического пресса и под давлением необходимости всецело концентрироваться на непосредственном выживании вся душевная жизнь сужалась до довольно примитивной ступени”. Здесь достаточно просто посмотреть ассортимент репертуар наиболее популярных телеканалов.

И вот еще. “По единодушному мнению психологов и самих заключенных, человека в концлагере наиболее угнетало то, что он вообще не знал, до каких пор он будет вынужден там оставаться. Не существовало никакого срока! Латинское слово “finis” имеет, как известно, два значения: конец и цель. Человек, который не в состоянии предвидеть конец этого его временного существования, тем самым не может и направить жизнь к какой-то цели. Он уже не может, как это вообще свойственно человеку в нормальных условиях, ориентироваться на будущее, что нарушает общую структуру его внутренней жизни в целом, лишает опоры”. По-моему, едва ли не лучшая характеристика последствий танцев с локдауном.

На этом, пожалуй, закончу. Потому что требовать рационализации эдипова комплекса по отношению к предшественнику, рвущегося наружу едва ли не в каждом выступлении презедента, конечно, можно. Но вряд ли получится. Так что сравнение “геометричного” роста количества заболевших с магазинами Roshen я, пожалуй, спишу на особенности речи не дружного с математикой человека.

Алексей Кафтан