Блоги

Росія розграбована, а Крим – це гроші

0

Через кілька місяців після окупації і анексії Росією Криму я опинився в одному ефірі з одним відомим російським бізнесменом, який зберігає, зрозуміло, підкреслену лояльність Кремлю. Втім, в його випадку ця підкреслена лояльність ніколи не заважала ввічливості по відношенню до співрозмовника – але тільки не цього разу!

Далі текст мовою оригіналу

В этот раз я столкнулся с каскадом грубых нападок, как только упомянул об аннексии. И когда я поинтересовался у коллеги, который вел эфир, чем вызвана такая повышенная и обостренная реакция московского гостя, он даже удивился моей недогадливости. Оказалось, что у бизнесмена особые виды на крымскую собственность и, вместе с тем, желание сохранить репутацию и не выглядеть разбойником с большой дороги. Поэтому да – “скрепы”, “Крым наш” и агрессивная реакция на любое замечание, которое может поставить под сомнение “сакральность” оккупации Крыма и охарактеризовать его как обыкновенный разбой, пишет Виталий Портников для “Крым.Реалии”.

А, между тем, по моему мнению, это был обыкновенный разбой. Мы можем сколь угодно долго уверять себя, что главным мотивом российского руководства было стремление повысить рейтинг Владимира Путина (хотя на самом деле не рейтинг помогает авторитарным лидерам удержаться у власти, а грубая сила, посмотрите на Лукашенко). Мы можем считать, что Путин и вправду верит в “сакральность” полуострова и “несправедливость подарка Хрущева”. Или в то, что таким образом Кремль “наказывал” украинцев за Майдан.

Но все это не отменяет самого главного. Крым – это деньги. Очень большие деньги.

Основная часть России приватизирована, если быть точным в дефинициях – разграблена, еще до прихода Путина к власти. Основное имущество досталось представителям кланов, с которыми российский президент продолжает сотрудничать по сей день. Абрамович, Фридман, Авен, родственники Ельцина, Потанин – можно продолжать этот список, но в нем будут присутствовать люди, которые получили свои миллиарды еще тогда, когда Путин был мелким чиновником, не мечтавшим о президентской должности.

И что же было делать друзьям президента, когда Путин пришел к власти, на что зариться? Они, по сути, оказались “падальщиками”. Уничтожение ЮКОСа помогло превращению Игоря Сечина, одного из ближайших соратников Путина, в нефтяного короля. Эмиграция Гусинского сделала “Газпром” важной частью российской пропагандистской машины с помощью контролируемых газовым монополистом телеканалов. И так далее, и тому подобное. Дачный кооператив “Озеро” – самые близкие друзья молодости российского президента – просто вынуждены были приобретать то, что еще не было приобретено в ельцинские времена.

И вот буквально к ним в руки упал регион, в котором у предшественников просто не было возможности разгуляться. Теперь понятно, зачем им так был нужен Крым? То, что собственником знаменитой “Массандры” стал выходец из дачного кооператива “Озеро” – это, похоже, просто символ, свидетельствующий о сути намерений.

Віталій Портников