Блоги

Уйдет ли Медведчук вслед за Иванишвили

0

Закрытие трёх телеканалов и постановка на прикол самолётов Медведчука ставят ОПЗЖ в ситуацию, близкую той, в которую попала “Грузинская мечта” после парламентских выборов 31 октября 2020 г. К сходству обеих партий, возглавляемых “кумами” Путина, добавляется и приближение конца их влиятельности. В руководстве “Грузинской мечты” это уже осознали, и чтобы отсрочить его глава Бидзина Иванишвили 11 января вышел из партии. В ОПЗЖ пока это не осознают, и не факт, что Виктор Медведчук последует примеру своего грузинского коллеги по дружбе с Путиным и уйдёт из политики. У обеих партий есть не только сходство, но и кардинальные различия.

Армія! Мова! Віра! Це для тебе не пусті слова, правда? Державницька позиція для тебе є пріоритетною і ти не дозволиш всіляким реваншистам здати Україну? Тоді підписуйся на "Європейську Україну" у фейсбуці!

facebook.com/euroua20/

Собственно, Иванишвили уже второй раз заявляет о своём уходе из политики для спасения имиджа партии. В 2013 г. он это сделал впервые, но в 2018 г. снова вернулся в политику, и сразу начальником партии. Теперь опять сделал вид, что ушёл. Но мало кто сомневается, что он из официального лидера лишь переоформился в “серого” кардинала ввиду критичности ситуации для “Мечты”, которую восемь других партий, включая, открыто промосковский “Альянс патриотов”, обвинили в фальсификации результатов октябрьских выборов.

На этом основании депутаты от всех восьми партий отказались участвовать в заседаниях парламента и требуют повторных и честных выборов. США и ЕС неоднократно призывали эти партии зайти в парламент. ПАСЕ в качестве посредника провёл пять раундов переговоров между ними и “Грузинской мечтой”, но безрезультатно. Грузинские “марионетки”, как выражаются в РФ, не слушаются своих “заокеанских хозяев”, в здание парламента не заходят, чем портят жизнь “Мечте” и ломают всю схему российской пропаганды.

Московские марионетки намного послушней и “Альянс патриотов” проделал в январе, сложную комбинацию, чтобы одновременно не заходить в парламент и всё-таки зайти в него. “Альянс” получил 4 места в парламенте и в отличие от других партий его депутаты через два месяца после выборов отказались от мандатов и передали их следующим кандидатам по списку. Эти четверо – Фридон Инджия, Автандил Энукидзе, Давид Зилпимиани и Гела Микадзе тут же заявили о выходе из “Альянса патриотов” и создании партии “Европейские социалисты”. Так в парламенте появилась партия, которая не только не участвовала в выборах, но даже не существовала в день голосования. Этот манёвр дал “Мечте” кворум и создал иллюзию, что в парламенте заседает не одна, а две партии, одна из которых находится в состоянии так называемой “конструктивной оппозиции”.

“Альянс патриотов” этих своих депутатов осудил, из партии исключил, и по-прежнему вроде как в оппозиции к “Мечте”, в парламент не заходит, и формально может претендовать на свои четыре мандата. Если “Альянс” ещё десять раз повторит данный трюк с мандатами, то московская “Грузинская мечта” соберёт недостающую половину парламента без всяких выборов и уговоров оппозиции зайти в него. Методисты от демократии любят поучать, что демократия – это, прежде всего, процедура, но Кремль продемонстрировал в Грузии, сколь уязвима сакрализация такого утверждения. Не удивительно, что с Муаммаром Каддафи, большим специалистом по самоуправлению и демократии, итоговую беседу провели по сокращённой процедуре, вопреки всем методичкам. По ней же пройдёт и итоговый разговор с разными “выдающимися юристами” в Украине, – у них, как и у Каддафи, было с избытком времени и возможностей проявить себя.

Заявление Иванишвили об уходе “на диван” и размножение партий в парламенте методом деления “Альянса патриотов” – это отчаянные попытки “Грузинской мечты” выкарабкаться из того кризиса, который она сама же создала своим маниакальным желанием не передавать власть и фальсификацией выборов. Грузинские “мечтатели”, как и другие подобные клики, чтят демократию только до того момента, когда от них требуется расстаться с властью в связи с утратой доверия избирателей. В результате происходят майданы, революции и всё реже просто восстания военных, бурчащих, что приходится брать власть и ответственность на себя.

“Грузинская мечта” пока не решается вести себя совсем как Путин или Лукашенко, у неё формально другой имидж, но за три месяца, что длится созданный ею политический кризис, уже успела сделать ряд решительных шагов в этом направлении. Переход к пресловутой точке невозврата начался 17 февраля и в ближайшие дни “красная линия”, отделяющая Грузию от трансформации из демократии в автократию, будет “Мечтой” пересечена, вопреки всем предостережениям.

Избирательный блок “Грузинская мечта – Демократическая Грузия” во главе с Бидзиной Иванишвили как партия “почётной капитуляции и компромисса” с Россией пришли к власти абсолютно демократично в октябре 2012 г. на волне разочарования в НАТО, которое в 2008 г. не вступилось по полной программе за Грузию, и общей усталости от Михаила Саакашвили. “Мечта”, в отличие от Оппоблока или ОПЗЖ в Украине, никогда официально не заявляла о намерении сдаться России и слиться с ней в каком-нибудь союзе. Даже после фальсификации выборов 2020 г. “Мечта” в полупустом здании парламента провела 25 декабря заседание на тему “Внешняя политика Грузии”, на котором единодушно проголосовала за вступление в ЕС и в НАТО. Это был ритуальный шаг для успокоения общества и иностранных партнёров, что “Мечта” не будет пытаться удалить это положение из конституции страны. Как и положено, “Мечта” во время выборов рассуждала о социалке и уводила разговор в сторону, но после их окончания перешла к сути разногласий и фундаментальным вопросам социального развития.

Такая стратегия “Мечты” обусловлена рядом факторов. Среди них наиболее важно то, что откровенно пророссийские партии сколь значимой поддержки не имеют, что и принуждает их к мимикрии, а также экономика. Если “Мечта” начнёт энергично разворачивать Грузию в сторону авторитаризма и РФ, то это будет ударом по её репутации и как следствие: бегство капиталов, сложности в получении кредитов, финансовой помощи, оформления виз и т.д. В Грузию как вассала Москвы будут вкладывать деньги только очень отчаянные люди и либо в наркоторговлю и сексиндустрию, либо это будут фиктивные инвестиции за доплату, подобно иностранным вложениям в оккупированный Крым. В “Мечте” рулят не полные мечтатели, чтобы всё это игнорировать.

Это и пытался до 17 февраля использовать Евросоюз, надеясь удержать “Мечту” в режиме демократии и приличия, цепляясь за неё с тем же отчаянием, с каким сама “Мечта” цепляется за власть. Но 17 февраля посол ЕС в Грузии Карл Харцель сообщил СМИ, что, похоже, таки “всё пропало”, и не удастся сохранить даже нынешний статус-кво с переговорами и в Грузии “будет раскол”, как он дипломатично назвал то, что Саакашвили ещё 14 февраля в интервью телеканалу “Пирвели” назвал ростом протестной активности и возвращением демократии в Грузию.

Саакашвили более реалистично оценивал ситуацию, и глубоко сомневался, что ПАСЕ удастся объяснить “Мечте”, что парламента без оппозиции не бывает. Парламент даже без штатной оппозиции как коммунисты в Госдуме или в Нацсобрании Беларуси, это уже не парламент, а Верховный Совет СССР или дума при царе. Трюки с появлением партии “Европейских социалистов” и уходом Иванишвили он отказался воспринимать всерьёз как попытку “Мечты” пойти на компромисс и заявил через СМИ, что у Иванишвили есть выбор между плохим и очень плохим выходом. Просто плохой – это проведение новых и честных выборов. Очень плохой – восстание, арест правительства “Мечты” и исключение её из демократии как нарушительницу конвенции. Иванишвили в это случае придётся уйти не на диван, а в Ростов, чтобы избежать общения по сокращённой процедуре как было с Каддафи.

Этот прогноз Саакашвили настолько реалистичен, что даже давнишняя раскольница Нино Бурджанадзе, не упускающая случая пококетничать с Москвой, сделала публичный шаг к примирению. Она 15 февраля заявила, что лидер партии Саакашвили Единое национальное движение “Нико Мелия – один из самых искренних людей в грузинской политике” и “не пляшет под дудку Саакашвили”.
Сегодня Нико Мелия – самый популярный человек в Грузии и символ её сопротивления российской агрессии. Более того, он тот человек, на котором из-за действий Иванишвили сейчас, что называется “свет клином сошёлся”. Впрочем, “Мечта” сама вела к этому ещё с июня 2019 г. когда завела на трибуну парламента представителя страны-агрессора депутат Госдумы Сергея Гаврилова. Тогда это привело к антироссийским акциям по всей Грузии, к осаде парламента возмущёнными людьми, стрельбой по ним полиции резиновыми пулями, извинениями “Мечты”, что она не этого хотела, уходом в отставку спикера парламента и уголовному делу для Нико Мелии, обвинённому в организации и руководстве групповым насилием. Тбилисский суд арестовал его условно и обязал внести залог в 10 тыс. долларов, а также носить на ноге электронный браслет на время следствия.

Следствие длится до сих пор и когда в ноябре 2020 г. начались митинги против “Мечты” и фальсификации ею выборов, то Мелия на одном из них сорвал и выбросил публично браслет, назвав его ношение запредельной несправедливостью. Суд оперативно обязал его браслет одеть и потребовал внести ещё 2 тыс. долларов залога. Мелия делать это отказался. Суд через прокуратуру обратился к парламенту с просьбой о его аресте в интересах следствия, для чего требовалось лишить Мелию депутатской неприкосновенности. “Мечта” арест благословила, контрабандные “Европейские социалисты” на всякий случай воздержались и 17 февраля суд выписал ордер на его арест, вопреки совету посла ЕС и предостережениям, поступавшим со всех сторон.

Но поскольку Грузия ещё не Россия и не Беларусь, то арестовать его так легко как Алексея Навального не получилось. Ночь с 16 на 17 февраля Нико Мелия провёл в офисе партии и в суд 17 февраля не пришёл, чтобы не быть там арестованным. С вечера 17 февраля тбилисский офис Единого национального движения оцепили автобусы с полицией, но утром 18 февраля народ её в офис не пустил. Адвокат Мелии вежливо взял у неё ордер об аресте и поклялся, что вручит его своему клиенту. На этом арест обломался и через полчаса премьер-министр Георгий Гахария подал заявление об отставке, заявив, что арест Мелии неправильный шаг и по данному решению ему не удалось достичь согласия с руководством “Мечты”. Ещё через час пресс-служба МВД заявила, что арест Мелии откладывается на неопределённое время.

Посол ЕС в Грузии, видимо, вздохнул с облегчением, но преждевременно. От досрочных выборов уже не уйти и ему ещё предстоит труд склонить к ним “Мечту”, которая пока склона лишь к сбрасыванию балласта в виде Иванишвили, чтобы самой удержаться на плаву и к другим трюкам.

Но в Грузии слишком всё обострилось, чтобы удалось спустить ситуацию на тормозах, а Лавров своим заявлением о готовности к военному конфликту с НАТО ещё более усугубил ситуацию. НАТО в лице Йенса Столтенберга успокоило Москву, что конфликту с ней готово и этот обмен любезностями однозначно отразится на ситуации в Грузии. “Мечте” придётся в ближайшее время согласиться на досрочные выборы, если она ещё хочет сохраниться хоть как-то, а не исчезнуть как “Партия регионов”, а Иванишвили тихо улететь в Москву, или громко взывать к кунаку: “Путин, введи войска”.

Телефонный звонок из Брюсселя в Киев с вопросом, почему Шарий вещает на испанском телеканале, что испанцы и каталонцы – это один народ, и накануне выборов в Каталонии, – сигнал не только СБУ, но и ОПЗЖ с вопросом: “Действительно ли ей так дорог Медведчук, что с ним нельзя расстаться?”. Для Шария это привело к трём неприятностям. Сторонники выхода Каталонии из Испании вопреки его стараниям победили на выборах, СБУ выдвинуло ему обвинение в госизмене, и если Шарий не успеет улететь в Москву, то высока вероятность что он приземлится в Киеве в наручниках. Для ОПЗЖ самое время задуматься о ценности для партии Медведчука, тем более, что у неё никогда не будет такой поддержки на выборах, как у “Грузинской мечты” в 2012 г.

Сергей Климовский